buttons
Музыкальные миры за гранью нот

 В который раз восхитили и покорили слушателей неповторимые художественные образы – удивительные музыкальные миры, созданные за гранью нот симфонических партитур главным дирижёром симфонического оркестра Белгородской государственной филармонии, заслуженным деятелем искусств России Рашитом Нигаматуллиным. 17 января 2020 года  в Большом зале филармонии была представлена редкая концертная программа в рамках Абонемента №3 «Музыка, устремлённая в будущее», в которой прозвучали произведения двух знаковых фигур музыкального мира ХХ века – Дмитрия Шостаковича и Бенджамина Бриттена.

2020-01-17_049

     Соседство двух имен выдающихся композиторов – Бриттен и Шостакович – в концертной программе неслучайно: их связывало многолетнее общение, преисполненное доверия, взаимного уважения, глубокого чувства признательности за дружбу.

dmitri_shostakovich_and_benjamin_britten_in_1966._photograph_ria_novosti

© Дмитрий Шостакович и Бенджамин Бриттен в 1966 году (РИА Новости)

 

     Композиторы впервые познакомились на концерте Ленинградской филармонии в Королевском фестивальном зале в 1960 году, во время тура по Великобритании Мстислава Ростроповича, в котором он представил Первый виолончельный концерт Шостаковича. Они заочно уже давно восхищались музыкой друг друга: «Питер Граймс» Бриттена был вдохновлен оперой «Леди Макбет Мценского уезда» Шостаковича, Дмитрию Дмитриевичу была посвящена опера Бриттена «Блудный сын». Шостакович увековечил дружбу, поставив имя Бриттена на титульный лист своей Четырнадцатой симфонии – цикла песен на стихи Лорки, Аполлинера, Рильке и Вильгельма Кюхельбекера. 

    В программе концерта музыка композиторов прозвучала в исполнении симфонического оркестра Белгородской государственной филармонии как единение судеб двух музыкальных величин, художников-новаторов: Концерт для фортепиано с оркестром ре мажор, соч. 13 Б. Бриттена и Симфония №15 Д. Шостаковича.

2020-01-17_036

     Фортепианный концерт, созданный в 1938 году, завоевал широкое международное признание и относится к лучшим страницам фортепианного творчества  английского композитора наряду с другими сочинениями, такими как фортепианная сюита «Воскресный дневник» (1934), пьесы для двух фортепиано (1940, 1941), Шотландская баллада для двух фортепиано с оркестром (1941).

     Четыре части концерта (Токката, Вальс, Экспромт и Марш) прозвучали в исполнении лауреата международных конкурсов, солиста Концертного филармонического объединения «Москонцерт» Рустема Кудоярова.

2020-01-17_027

     Утончённое ощущение красочности звучания, тяготение к психологизированной пейзажности в диалогах солиста и оркестра, изысканность полиритмических и политональных переплетений, умение лаконичными средствами создать яркий и ёмкий образ стали отличительной особенностью интерпретации Рашита Нигаматуллина. Оркестр иллюстрировал, создавал атмосферу рождения необычайных, ирреальных, еле уловимых звуковых комплексов, контурных линий, подобно недосказанности, сюрреалистичности мира Пикассо.  

     В неповторимом художественном воплощении представлена главным дирижёром и совершенно новая концепция музыки Шостаковича в его последней автобиографической симфонии, подводящей итог жизненного и творческого пути гения ХХ века.  Она прозвучала так, как будто сам композитор в тот вечер вёл неторопливую, глубоко личную, сокровенную беседу со слушателем о вопросах жизни и смерти, смысла человеческого существования и его неизбежного конца.

2020-01-17_057

     Словно тонкая «нить жизни» композитора невидимо соединила четыре контрастные части симфонии от ярких, гротесковых образов «театра масок» до глубоких, скорбных звучаний оркестровых голосов и групп симфонического оркестра, открывших иной, за пределами реальности непостижимый мир. Спокойно, смиренно и светло прозвучал заключительный раздел финала. Всё пережито, всё уже сказано… Дирижёр, завершая симфонию Шостаковича, приковал внимание слушателей последним светлым, лучезарным аккордом, словно струящимся с высот Небес. В этом умиротворенном звучании как будто был слышен голос самого композитора:

… Себя я обрел: телесных не чувствую пут,
По духовному небу чрез Млечный Путь
переправился
И там растворился паломником к вечному свету.

                                                                  Из книги «Конечное» Рабиндраната Тагора

Елена Латыш-Бирюкова

Фото: Антон Черев

 





Поделитесь событием с друзьями:

   © 2011–2016        Яндекс.Метрика        Консоль